Вторник, 23 января 2024 10:31

ПАМЯТЬ, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ ЗАБВЕНИЯ

Оцените материал
(0 голосов)

ПАМЯТЬ, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ ЗАБВЕНИЯ

В летопись всемирной истории навсегда вошла героическая оборона Ленинграда. Почти 900 дней и ночей длилась осада города, но жители Ленинграда не просто выстояли, город жил, трудился и держал оборону. 27 января 1944 года салют, прогремевший в ленинградском небе, возвестил новость о блестящей и славной победе советского народа и его Вооруженных сил — город был освобождён.

В 2024 году наша страна отметит 80-летие полного освобождения города-героя Ленинграда от немецко-фашистских захватчиков. В честь этой памятной даты я  расскажу о своей любимой  бабушке Елене Ивановне Кузнецовой, испытавшей на себе все тяготы жизни в блокадном городе.

Её муж, мой дед  Яков Калистратович Кузнецов, уроженец села Чёрный Олёх. Он был  офицером в звании лейтенанта, принимал участие в финской войне 1938 года, а после  войны  остался в Ленинграде. Бабушка, как жена военного, всегда была с ним рядом.

В 1940 году 17 июня у них родился сын Яков, мой будущий отец. Когда немцы окружили город, ему было всего девять месяцев. Бабушка много лет спустя рассказывала нам, что дедушка был хорошим  мужем,  семьянином. Несмотря на  тяжелое время, большую занятость на службе, он старался уделять внимание своей семье: приходя домой, колол дрова, топил печь,  приносил воду. Бабушка тоже старалась во всём  помогать мужу, приносила ему на службу домашнюю вкусную еду.

В 1942 году дедушка получил осколочное ранение в брюшную полость, целый месяц он находился в военном госпитале. Всё это время бабушка его навещала. Но как не старались врачи, ранение было очень тяжелое, и Яков Калистратович умер. Он похоронен в Ленинграде на Волковском кладбище.

Пока муж находился в госпитале, бабушка, как жена офицера, получала офицерский паёк, когда мужа не стало,  её сняли с довольствия и они с сыном испытывали голод как и все жители блокадного Ленинграда. В этот тяжёлый период времени они с сыном пытались выжить за счет пойманных истощённых животных. Один раз это была кошка, да, так было. Для утоления голода, когда не было и крошки хлеба, пили крутой кипяток. Бабушка рассказывала, что они ходили на рынок, меняли какие-либо вещи, памятные и дорогие сердцу, на какое-нибудь пропитание.

На улицах города  люди замертво падали от голода. Но как бы не было тяжело, город жил и работал. Бабушка вместе с другими женщинами ходила копать окопы. Однажды она там получила ранение в левую руку, в локтевой сустав. А в один из дней, уходя на работу, она оставила маленького сына с соседской 8-летней девочкой, её звали Римма, а сама ушла на работу. В это время стали бомбить город немецкие самолёты, и один снаряд попал в дом, где находились дети. Когда бабушка вернулась, то дети были живы благодаря девочке, которая с маленьким Яшей спряталась от бомбёжки между стеной и печкой, где было небольшое пространство. Это их и спасло.

Спустя долгие годы, когда у моего отца Якова появилась своя семья и родилась я, то бабушка в честь той девочки, которая уберегла моего отца, назвала меня Риммой. Я этим горжусь.

Еще бабушка Лена вспоминала, что  рядом жила семья, в которой мать погибла и остался один мальчик, её сын Юра Жабин, ему было всего пять лет. Бабушка долго за ним ухаживала, пока мальчика не оформили в детский дом. После войны, уже в мирное время,  она старалась разыскать Юру, писала в военкомат, в Министерство Вооружённых Сил, так как отец мальчика был военным, но поиски ни к чему не привели. Бабушка очень плакала, что не удалось найти Юру.

В 1943 году, когда через Ладожское  озеро открыли «дорогу жизни»,  в первую очередь стали эвакуировать на большую землю женщин и детей. Но немцы  бомбили эту зимнюю дорогу, машины с продовольствием уходили под лёд, также много ленинградцев осталось на дне Ладожского озера. Вечная им память.

Бабушка Лена всё же однажды решилась вместе с Яковом  тоже выбраться из города.  Зимой 1943-го они благополучно с другими блокадниками перебрались через Ладогу, затем поездом всех отправили в город Россошь Воронежской области. Бабушка  вспоминала, как  их тепло там встретили, но как сильно она расстроилась, когда увидела,  что из столовой, куда привезли ленинградцев, выносили носилки с умершими. Ведь все знали, что приехавшие блокадники долгое время голодали и хотели их накормить посытнее, но этого нельзя было делать, ведь ослабленный организм не мог принимать много пищи. Бабушка получала сухой паёк, и хотя сын постоянно просил кушать, плакал, она по маленькому кусочку отламывала печенье и давала ему. Так всё благополучно и обошлось.

В Россоши всех прибывших расселили в военном бараке. Бабушка хотела бы сразу отправиться на свою родину, домой в  село Чёрный Олёх, но там ещё были немцы. Только 26 февраля 1943 года наше село было освобождено от немецко-фашистских захватчиков, а весной бабушка и Яков возвратились домой.

Суровое время выпало на старшее  поколение, но люди выстояли, не ожесточились душой, не сломились. После войны ещё долго повсюду была разруха, было и  голодное время. В селе тоже нечего было есть. Бабушка вспоминала, как люди ели траву, толкли кору деревьев. Она ухаживала за свекровью, которая семь лет была прикована к постели.

Сын взрослел, мужал, отслужил в военно-морском флоте подводником. Вскоре у него появилась семья, пошли дети — девчата и больше всего с нами занималась бабушка Лена, ведь мама с отцом от зари до зари работали в колхозе. Она  прививала нам любовь к земле, учила косить,  вязать, вышивать. Сама умела косить, заготавливала сено для домашних животных, учила нас собирать грибы, ягоды. Работала бабушка в сельских яслях. Я хорошо помню нашу большую русскую печь и как бабушка достаёт из неё ароматный, горячий круглый хлеб на капустных листьях. Бабушка пекла хлеб для яслей. Работала она и кочегаром в сельском клубе. В этом же здании находилась библиотека. Сколько книг в детские годы перечитала мне бабушка долгими зимними вечерами! Я тоже много лет спустя работала в этой же библиотеке. И ведь именно бабушка Лена привела меня сюда когда-то давно в первый раз.

Мою первую учительницу звали Мария Михайловна Черникова. Она приглашала мою бабушку в начальную Черноолешенскую школу, чтобы она поделилась с учениками своими воспоминаниями о жизни в блокадном Ленинграде. Я тогда училась в третьем классе и тоже слушала её рассказ.

Бабушка была справедливой женщиной. Она часто говорила: «Правда — светлее солнца». Мы ей очень благодарны, нам и сейчас её не хватает, её мудрых советов.

В настоящее время, когда мы слышим грохот орудий, думали ли мы что так будет. Ведь родились мы в мирное время. Теперь я понимаю смысл слов бабушки Лены: «Как бы не было тяжело, но лишь бы не было войны».

Очень жаль, что не сохранилось ни одной фотографии моего деда Якова Калистратовича Кузнецова.  Дом перестраивали, наша семья переезжала в другой дом, многие семейные фотографии были утеряны. Этот снимок моего деда мы разыскали в интернете на сайтах «Мемориал» и «Память народа».

В Черном Ольхе в братской могиле захоронены воины-освободители нашего села. Каждый год 9 мая мы идём с портретами фронтовиков — наших близких и дорогих людей. Мы их всех помним, рассказываем о них уже своим детям и внукам. Герои останутся в наших сердцах навсегда, ведь это память, которой не будет забвения.

Римма ШЕВЕЛЁВА

Прочитано 98 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.