Комментарии

Воспоминания о войне

9 мая

429

0

Воспоминания о войне
Мой дедушка — Егор Иванович Басов навсегда для меня останется самым близким и дорогим человеком. Его мудрые советы часто помогали выпутаться из самых сложных житейских ситуаций. Он был ярким примером опалённого войной, измученного разрухой и голодом поколения, которое, не смотря все ужасы лихолетия, смогло победить фашизм. Этой самой болезненной и суровой странице своей жизни дедушка всегда относился с особым переживаниям и тревогой на душе. Все события, произошедшие в период войны, он помнил, как будто все было только вчера. Ещё бы, как такое можно забыть…
Цена освобождения.
Дедушка часто вспоминал, как происходило освобождение родного села, и том, что пришлось пережить селянам, находившимся в двух шагах от смерти.
– Весной 1943 года наши войска продолжали успешное контрнаступление, ценой больших усилий и потерь, освобождая одно село за другим, рассказывал дедушка, — в марте советские войска уже находились в соседних Знаменских лесах Беловского района, всего в 15 км от нашего села Саморядово. Среди советских солдат, которые готовились к очередному наступлению, был наш односельчанин. Позже именно от него все мы узнали, в какой страшной опасности находились. На подступах к селу фашисту соорудили неприступные оборонительные укрепления. Атаковать нашим солдатам через открытое поле было безуспешным и опасным занятием. Чтобы пожалеть обессиленных и уставших солдат, командиры приняли решение выждать время. Ночью в село были направлены разведчики, чтобы выяснить расположение немецких солдат. К сожалению, с разведки они не вернулись. Утром селяне нашли их убитыми возле скирды сена, на самой окраине леса. Ночью фашисты устроили им засаду.
Когда мы с мальчишками подошли к скирде с сеном, увидели двух убитых разведчиков, — вспоминает дедушка, — они были одеты в белых маскхалатах. Один постарше, другой ещё совсем юный парнишка. Не забыть его бездонные голубые глаза, устремлённые в небо.
Перед командованием стояла не решаемая задача. Назначенное, наступление нельзя отложить, приказ, как говорится, не обсуждается, а наступать на сильные оборонительные укрепления фашистов, обречь наступление в лучшем случае на длительную осаду в худшем на провал и огромные людские потери. Напрашивалось одно единственное, пусть жестокое решение — перед наступлением подвергнуть оборонительные позиции фашистов артиллерийскому обстрелу. А значит, под обстрел неминуемо попадёт и мирное население. Узнав о таком решении, солдат, наш односельчанин обратился к командованию операции и рассказал, что в селе живут его родители, жена и дети. Печально опустив голову, командиры дали понять, что ничего не смогут сделать, наступление нельзя отложить. Господь милостив, ранним утром неожиданно фашисты отступили… На рассвете заскрипели телеги, быстро погрузив поклажу, фашисты в спешке покинули село. Но каратели не успели далеко уйти, в двух километрах от населённого пункта прямо на поле наша артиллерия накрыла всех разом. Весь день над селом пролетали снаряды, целый день были слышны разрывы и не утихающая канонада. После обстрела перед жителями предстала ужасная картина. Все поле, обезображенное разрывами, было просто услано телами убитых немецких солдат, вокруг лужи крови, разбитые телеги, убитые лошади. Война — очень страшное и жуткое зрелище. Спасаясь от гибели, вместе с фашистами бежали их прихвостни — полицаи. Зная свою неминуемую учесть – предателей народа, все полицаи сбежали, в селе остался только сельский староста. Пожилой мужчина молча ожидал прихода новой власти, но, к сожалению, так и не дождался… Один из жителей Саморядово дезертир, который сам не воевал, трусливо прятался в лесу, а после скитаний, вернулся сразу после отступления фашистов в село, чтобы как-то реабилитироваться в глазах односельчан решил сам расправиться со стариком-предателем. Поднял винтовку, зарядил ржавый патрон. «Тебя убью ржавым патроном, изменник народа, другого ты не достоин, проговорил дезертир и выстрелил в упор. «Старика старосту убили прямо на моих глазах», — вспоминает дедуля. Я видел, как он отчаянно хотел что-то сказать в своё оправдание, но не успел… Громкий выстрел успокоил его навсегда. Старик с обидой и болью на лице плавно облокотился на забор и медленно сполз на землю. Только после прихода советских войск стало известно, что этот человек был в составе советского подполья. Его специально оставили, здесь в тылу врага, он выполнял полезные поручения советского командования.
– Что же вы наделали, такого человека погубили, — с обидой проговорил советский командир, узнав о гибели своего товарища. Будучи сельским старостой, каждый день, рискуя своей жизнью, он спас многих односельчан, одних от отправки в Германию, других от расстрела и пыток. Думал ли он, ежедневно рискуя жизнью, что придётся принять смерть, да ещё от своих…
Сегодня трудно передать, сколько было радости и счастья у мирных жителей, когда в село наконец-то вошли советские войска. Шёл переломный 1943-й. В этот год выдалось знойное, жаркое лето. С июля по август на Курской Дуге шли ожесточённый бои. Под Прохоровкой люди гибли сотнями, тысячами, бесстрашно отдавая свою жизнь за Родину, за долгожданную победу. Все жители, затаив дыхания, переживали об исходе сражения. И вздохнули с облегчением только в конце августа, узнав о славной победе советской армии, переломившей на Курской Дуге хребет фашизму. Было ли легко в тылу поднимать разрушенное хозяйство, заново из руин строить страну, кормить и одевать армию? Кому – детям, старикам и женщинам? Конечно, нет. Однако после победы на Прохоровском поле стало понятно, что теперь-то победа за нами.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же